Для французской верфи строим крупнейшую ходовую крана в своей истории – интервью с «Запорожкраном»

Интервью с Сергеем Плясовым, председателем правления, генеральным директором ПРАО «Запорожкран».

Источник: ЦТС

Автор: Алина Костюченко

С 2005 года ПРАО «Запорожкарн» входит в группу компаний Konecranes (Финляндия) и специализируется на производстве крупных кранов и их ходовых частей. Наше внимание завод привлек после того, как отгрузил 79 кранов для одного из крупнейших портов США, а позже был выбран площадкой для производства комплекта ходовых частей гигантского крана «Голиаф» для судоверфи в Сен-Назере (Франция). Это уже третий кран данного проекта, однако, как рассказал нам гендиректор «Запорожкрана» Сергей Плясов, он станет самым крупным из всех. Чем еще занимается завод, в каких портах мира уже трудятся украинские краны и как налажено сотрудничество между финской компанией и запорожским заводом — в интервью ЦТС.

Мы знаем, что «Запорожкран» поставляет оборудование в крупные европейские, американские и азиатские порты. Где сегодня уже можно увидеть вашу продукцию?

Из последних можно назвать порт Вирджиния (США). Мы туда уже поставили 87 кранов RTG (завод производил ходовые части — ЦТС). Также порты Хайфа (Израиль), Халифа (Объединенные Арабские Эмираты), Клайпеда (Литва). В основном мы участвовали в изготовлении ходовых частей для кранов. Также Турку (судоверфь Meyer в Финляндии) — туда поставлен кран «Голиаф», для которого мы изготовили ходовую часть.

Сложно перечислить все. Мы участвуем во многих проектах, поскольку автоматически присоединяемся к команде Konecranes.

Кран на верфи в Турку. Фото — Meyer Turku

Какие были объемы выпуска продукции в прошлом году?

В 2019 году завод изготовил 58 комплектов ходовых частей для заказчиков из США, ОАЭ, Литвы, а также 26 грузовых тележек для портовых кранов для заказчиков из Хорватии, Алжира, ОАЭ, Турции. 

Какие планы на 2020 год?

В этом году мы изготавливаем 10 комплектов тележек для кранов RTG для порта Танжер (Марокко). Потом порт Саванна (США) — ходовые части кранов RMG.

В целом в этом году мы планируем поставить 3 портовых крана RTG в Испанию (порт Валенсия), 35 комплектов ходовых частей в ОАЭ, США, Португалию, Израиль, а также 38 грузовых тележек заказчикам из ОАЭ, Испании, Марокко, Португалии и США.

Кроме того, мы участвуем в проекте «Голиаф» для Франции. Будем делать ходовые части для верфи в Сен-Назере. 

Давайте поговорим о проекте «Голиаф». Для верфи в Сен-Назере строится идентичный кран, что и для верфи в Турку?

Нет. Для французской верфи кран несколько больше. Там 24 колеса на угол. Это будет самая крупная ходовая часть, которую мы изготавливали до сих пор.

Ранее мы еще участвовали в норвежском проекте Kvaerner-Strond, для которого также изготавливали ходовые части крана Goliath, он по своим габаритам примерно соответствовал финскому проекту.

Кран Goliath на верфи в Норвегии. Фото — Kvaerner-Strond

На каком этапе работ находитесь по французскому крану?

Мы сейчас согласовываем чертежи. Соответственно, идет проработка, заказ материалов, технические согласования мелких нюансов и планирование производства на участках.

Когда планируете приступить к производству?

В сентябре. 

Сколько времени занимает производственный цикл?

Мы планируем завершить проект в январе 2021 года. 

Сейчас руководство страны вновь озаботилось строительством моста в Запорожье. Это крупный проект. Вас, как местное предприятие, не привлекают к его реализации?

Нет, мы не участвуем. Я знаю, что когда в последний раз строительство мостов было в активной фазе, то прежним руководством предприятия (до прихода финнов) велось общение на эту тему. В этот раз к нам не обращались, хотя мы, в принципе, готовы участвовать. Когда в прошлом году ремонтировали плотину ДнепроГЭС, мы принимали участие. Мы не были главным подрядчиком, но к нам обращались за помощью по металлоконструкциям.

Konecranes — это, в первую очередь, грузоподъемная техника. Краны, погрузчики, тали. Однако мы имеем экспертизу в изготовлении металлоконструкций, и, если подрядчику необходимо что-то подобное, передается пакет чертежей, и мы сообщаем о наших возможностях.

Ходовая часть крана на одном из финальных этапов производства. Фото — Дмитрий Евдокимов

Как организовано взаимодействие с материнской компанией Konecranes? Вы получаете готовые чертежи, задачу и выполняете ее, или ваши инженеры выезжают к заказчику и на месте участвуют в подготовке проекта?

Если говорить о портовой технике, то выездами сотрудники «Запорожкрана» не занимаются. У Konecranes есть подразделения. В частности, есть фронтлайн, который занимается продажей и сервисом. То есть, за первоначальный этап общения с клиентом, выяснения его потребностей, согласования модели крана, его особенностей несет ответственность фронтлайн. Наши специалисты могут подъехать на площадку и рассчитать тип крана. Дальше фронтлайн передает данные бюро конструкторов — они готовят чертежи крана. Дальше чертежи попадают на завод.

При этом, нужно оговорить, что постоянно поддерживается контакт с клиентом. Как следствие, на завод постоянно идут уточнения его пожеланий. Поскольку Konecranes уже много десятилетий на рынке, имеет опыт общения с клиентами и старается быть максимально клиентоориентированным, то клиенты уже в процессе выполнения проекта могут выдвигать какие-то дополнительные требования. То есть, в процессе выполнения проекта еще происходит корректировка чертежной документации. Все это тоже приходит нам из Финляндии.

А на месте у нас есть несколько конструкторов, которые делают проверку чертежей на предмет механических ошибок, погрешностей. В целом концепт не меняется, но возможны какие-то мелкие изменения. Например, может измениться размещение электрического ящика, какой-нибудь ручки. После последней проверки конструктором на предприятии чертежи передаются в цех. Потом идет деталировка, заказ материалов, и завод приступает к изготовлению. 

Если на последнем этапе возникает необходимость внести изменения, проект обратно отправляется в Финляндию?

Зависимо от глубины изменений. Если нужно просто перенести ручку, то это делает конструктор на предприятии. Мы просто информируем конструкторов в Финляндии, что изменение внесено. Если необходимо серьезно переделывать проект — о таком мы сообщаем и ждем, пока придет новая редакция чертежей. К счастью, такое бывает нечасто.

Часть ходовой крана для верфи Kvaerner-Strond. Фото — Дмитрий Евдокимов.

Послепроизводственная экспертиза проводится специалистами Konecranes?

У нас есть протоколы качества, контрольные сборки, контрольные тестирования электрооборудования — все это выполняется на заводе-изготовителе, потом оформляются соответствующие документы вместе с паспортом крана, протоколы отправляются клиенту. На этом заканчивается экспертиза завода-изготовителя, но экспертиза Konecranes продолжается. Когда происходит монтаж крана, на строительной площадке могут всплывать какие-то вопросы, о которых мы получаем извещение.

Дальше, после того как смонтируют кран, на площадке также проводят контрольное тестирование. И после этого сдают кран клиенту. 

Какой объем инвестиций Konecranes в развитие завода с 2005 года?

Финны очень рачительные хозяева. Они могут работать эффективно при использовании минимума дополнительных средств. Инвестиций было до 30 млн евро, начиная с 2005 года. Тем не менее, такой размер капиталовложений позволяет предприятию быть одним из флагманов всей группы предприятий Konecranes и поставлять продукцию заказчикам по всему миру. 

Флагманом? Правда?

У каждого завода в составе Konecranes есть специализация. Есть заводы, которые специализируются на изготовлении стандартных кранов. С ними наше предприятие количеством не может сравниться совершенно, потому что обычные индустриальные краны на заводах в Германии или Шотландии строятся в количестве до тысячи в год. А вот что касается изготовления крупных кранов — это наша сильная сторона. Здесь мы действительно флагман, и не удивительно, что к нам каждый год регулярно приходят крупные американские проекты. Например, в США очень любят использовать в деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности так называемые Log boom crane или полукозловые краны, а также Log gantry crane. Американские заказчики находят экономически целесообразным изготавливать эти краны в Украине и доставлять морем в США, оплачивая транспортировку. 

Через какие порты отправляете заказы в США?

Через порты Большой Одессы. Мариуполь не используем, к сожалению, из-за высоких рисков. Это решение принимается не заводом, а компанией совместно с клиентом.

Log boom crane на деревообрабатывающем предприятии в Алабаме (США). Фото — Konecranes

На что в основном были направлены финские инвестиции?

На оборудование и приведение заводской инфраструктуры в работоспособное состояние. Также Konecranes не забывает инвестировать в обучение сотрудников. Идет непрерывный обмен опытом. 

Выросла ли оплата труда?

Мы проводим анализ ситуации на рынке, и, по нашим данным, наши зарплаты на уровне рынка. То есть, зарплаты здесь, в Запорожье, конечно, не соответствуют финским зарплатам. Есть логика в том, чтобы платить зарплату украинского уровня, тем самым снижая себестоимость продукции и позволяя быть конкурентными. Потому что у Украины как у страны-изготовителя, на самом деле, много недостатков. Страна не является членом Евросоюза, то есть, всегда есть проблемы с транспортировкой, таможней, оформлением бумаг. Плюс высокий уровень коррупции и продолжающийся военный конфликт… Для того, чтобы какой-то европейский менеджер принял решение размещать заказ в такой стране, преимущества для него должны быть достаточно весомыми. Поэтому наше предприятие привлекательно за счет цены и высокого качества. Оно сохраняет эту привлекательность, и поэтому после тяжелого для всей страны 2014 года, начиная с 2015 года у нас идет непрерывный рост объемов производства.

Цех завода. Фото — Дмитрий Еводкимов

Еще 10 лет назад была озвучена идея создания промышленного парка на территории предприятия. Как она реализуется?

Мы не акцентируем задачу развития промышленного парка. Все-таки основная цель предприятия в Запорожье — изготавливать краны. Но у нас естественным образом сформировался определенный промышленный парк, поскольку имеется территория и помещения. За это время мы на свою территорию пригласили, помимо Konecranes, три европейских компании. Это две финских компании — Sarkinen и Paakkilan Konepaja, а также бельгийско-немецкая Heraeus Electro-Nite. Сегодня это самое концентрированное представительство финского бизнеса в Украине. 

Как так получилось? Они пришли вслед за Konecranes?

Они работают с Konecranes в Финляндии. Их мотивировал успешный опыт перенесения бизнеса и в Украину.

Что касается Heraeus Electro-Nite — это огромная компания. Конкретно у этого их филиала специализация — поставка измерительного оборудования для металлургии. В этой отрасли Украина сохраняет достаточно серьезные позиции, поэтому их нахождение в Запорожье логично.

Также на территории нашего промышленного парка присутствуют несколько украинских компаний.

Но мы не регистрировали его согласно установленной законом процедуре. Мы проконсультировались с юристами и очевидных выгод для себя не увидели. 

По сути, эти компании просто арендуют часть вашей территории?

Часть территории и помещений, где они занимаются своим бизнесом. 

Чем занимаются финские компании?

Две финские компании занимаются изготовлением металлоконструкций — как и «Запорожкран». Но мы не боимся конкуренции. Мы их рассматриваем как наших возможных подрядчиков и иногда к ним обращаемся и, когда их мощность позволяет, мы размещаем у них заказы.

То есть, заказов настолько много, что они превышают ваши возможности?

Да, у нас происходит постоянный рост. Это очень хорошо экономически. Но в организационном плане это головная боль для руководителя, потому что есть дедлайны, нужно все отгружать в срок. Пунктуальность нашего предприятия в прошлом году составила 98%. Это высокий показатель не только по группе Konecranes, но и по отрасли. Мы также поставляем для Konecranes компоненты для кранов, концевые балки, корпуса редукторов. По этим заказам могут происходить задержки. 

Не планируете расширение производства в связи с растущими объемами заказов?

В последние годы у нас проходил ограниченный набор персонала. Мы увеличили свой штат, но в процентном отношении это было небольшое значение — в пределах 1-2%, поскольку наш головной офис призывает повышать производительность. Для этого мы внедряем передовые производственные практики. На данный момент одна из целей для всего блока supply chain — это Konecranes Way ­- практика, которая включает в себя лучшие идеи повышения производительности.

В составе Konecranes порядка 50 предприятий. Нас включили в состав 11 приоритетных, где будут внедряться практики Konecranes Way. 

С этим понятно, а что по поводу расширения мощностей, модернизации?

Для территориального расширения пока нет смысла. Оборудование в скромных объемах мы обновляем, проводим модернизацию оборудования, закупаем каждый год несколько новых сварочных аппаратов. Но каких-то масштабных затрат, по крайней мере на этот год, не планируется. На 2021 год мы тоже смотрим с осторожностью. Но все, что нужно, чтобы поддерживать работоспособное состояние, мы делаем. Наше предприятие прибыльное, и с нашей стороны логично просить инвестиции — мы эти средства заработали.

Фото — Дмитрий Евдокимов.

Как повлияла на вашу работу ситуация с коронавирусом?

Konecranes очень оперативно и адекватно отреагировала на сложившуюся ситуацию. На нашем заводе карантинные меры ввели еще до того, как они были введены государством. Мы изменили распорядок дня, правила посещения территории (у нас уменьшился поток визитеров и со стороны подрядных организаций), и со стороны клиентов, ввели обязательно ношение масок, были вынуждены организовать собственный транспорт. Также мы закрыли столовую — сейчас люди получают обеды в ланч-боксах. Часть сотрудников офиса переведены на дистанционную работу, на территории офиса действует масочный режим, совещания проводятся онлайн.

В Konecranes с марта дважды в неделю проходят совещания, где на глобальном уровне предприятия и специалисты делятся своим опытом. Поскольку у нас есть предприятия и в Китае, и в США, и в Италии, то очень интересно слышать, с чем там уже сталкивались, как решали проблемы. Наиболее успешные варианты решений мы перенимаем себе. 

Выгрузка продукции «Запорожкрана» в порту Думьят (Египет). Фото — Konecranes.

Читайте также

Зерновозы использовали в качестве тормозов при перегонке локомотивов General Electric Evolution
Зерновозы использовали в качестве тормозов при перегонке локомотивов General Electric Evolution

Семь локомотивов General Electric Evolution ТЭ33А для ПАО «Укрзализныца» были отправлены со станции Черноморск-Порт для окончательной сборки и доукомплектования на Крюковский вагонзавод в составе поезда,…

ШТАБ УШЕЛ, РАБОТА ОСТАЛАСЬ
ШТАБ УШЕЛ, РАБОТА ОСТАЛАСЬ

Сегодня ситуация по коронавирусу в Одесском регионе и в Украине выглядит не так обнадеживающе, как в начале мая. Количество заболевшихпревысило 50 тыс. чел., в течение…

Комментарии