Тайна потерянного “Лейтенанта Зацаренного”

На острове Змеиный как нигде обостряется ощущение времени. Того Времени, которое пишется с большой буквы. В его песочных часах песчинки уже падали, когда здесь ходили древнегреческие мореходы, сверяя пути своих галер по суровым скалам острова Ахилла, падали, когда русский флот давал бой турецким армадам у острова Левке, падали и тогда, когда первая из мировых войн накрыла своим черным крылом остров Фидониси. Песчинки времени падают и падают, скрывая исторические события под толстыми напластованиями осадков. И тем, кто захочет до них докопаться, необходимо запастись терпением и трудолюбием, чтобы, снимая слой за слоем, добраться до нужного горизонта и восстановить подробности того, что происходило много лет назад. Примерно так и реконструировалась история эскадренного миноносца “Лейтенант Зацаренный”.

Первые погружения подводно-археологического клуба “Наварекс” на это судно датируются августом 2002 года. Тогда мы получили координаты нового подводного объекта совсем недалеко от острова. Он еще не был обозначен ни на одной карте. В отчете Гидрографии значилось только то, что это затонувший корабль. А первичный осмотр показал, что корабль этот военный и относится к эпохе первой мировой войны. Судно лежит на киле с небольшим креном на левый борт на глубине 28 м. Возвышение над грунтом – 4,5 м. Удаление от острова – 660 м. Вооружение – артиллерийское орудие впечатляющего калибра и два торпедных аппарата, один из которых сорван с турели и лежит на грунте рядом с кормой. Носовая часть разрушена, на ее месте – поперечный разлом, открывающий обзору внутренние отсеки. Судя по пропорциям корпуса, недоставало достаточно большой части судна, но круговой поиск показал, что в радиусе 200 – 300 метров какие-либо крупные обломки отсутствуют.

Первичную идентификацию нам удалось провести прямо на острове. Среди мемориальных досок, прикрученных к стене маяка, только одна соответствовала обследованному кораблю по дате гибели и типу. Так в нашем лексиконе появилось слово “Зацаренный”. Эскадренный миноносец императорского флота “Лейтенант Зацаренный”, затонувший у Змеиного 17 июня 1917 года.

Далее следовал список погибших членов экипажа, в котором наряду с морскими званиями фигурировали прапорщики и телеграфисты. На обстоятельства гибели памятная табличка, естественно, никакого света не проливала, но и точное название судна для начала уже немало. В наш век – век информационных технологий – найти исчерпывающие сведения о военном корабле, казалось, всего лишь делом техники. Заполнение информационных пробелов оставили до возвращения на большую Землю. Каждая крупица информации давалась с большим трудом. Но когда поиск начал приносить первые плоды оказалось, что мы еще очень и очень далеки от разгадки тайны затонувшего судна.

В 2,5 милях на юго-восток от острова эсминец наскочил на мину. Во время взрыва погибло 37 человек команды и пассажиров, в том числе, и командир корабля.

1917 год. Европу сотрясает лихорадка первой мировой войны. Ведутся боевые действия и на Черном море. Особенно активно действовал на российских коммуникациях немецкий легкий крейсер “Бреслау”. Пользуясь своими высокими скоростными качествами, неуловимый крейсер внезапно появлялся в разных районах моря, наносил молниеносный удар, и снова исчезал за горизонтом на всех парах. Именно один из таких лихих налетов и послужил предысторией последнего боевого похода эскадренного миноносца “Лейтенант Зацаренный”.

В ночь на 12 июня (по старому стилю, новый стиль – 25 июня) “Бреслау” выставил напротив устья Дуная 70 мин несколькими банками. В 2:45 крейсер подошел к острову Фидониси (так тогда назывался Змеиный), где находился наблюдательный пост с русско-румынским гарнизоном из 30 человек (15 артиллеристов, 11 русских и 4 румынских матроса). В 3:05 с дистанции всего в 4 кабельтова (732 м) корабельные пушки открыли огонь по острову. Уже вторым залпом накрыло маяк. А после 30 залпов главного калибра на Фидониси не осталось ни одного целого строения. Высаженный на шлюпке десант захватил 11 пленных и стрелковое оружие и подорвал два 76-миллиметровых орудия. Остальные военнослужащие поста укрылись в скалах и даже спасли телеграфные шифры. В 3:45 телеграфисты уже дали радиограмму о налете крейсера, но на Большой земле она принята не была. Ночную канонаду услышали в Сулине (расстояние около 40 км) и утром выслали к острову эсминец. Он эвакуировал остатки гарнизона и передал на базу флота сообщение о налете “Бреслау”. Немецкий же крейсер при отходе от Фидониси выставил юго-восточнее острова, остававшиеся на борту 10 мин. Русская эскадра во главе с линкором “Императрица Екатерина Великая” преследовала “Бреслау” до входа в Босфор, но ему и на этот раз удалось уйти безнаказанным.

Командование флота распорядилось в кратчайшие сроки восстановить на Фидониси наблюдательный пост. Во исполнение этого приказа утром 17 июня (30 июня по новому стилю) из одесского порта вышел эскадренный миноносец “Лейтенант Зацаренный”. На борту, кроме экипажа, находилась команда нового гарнизона острова, а также материалы для восстановления маяка и радиостанции. Командованию российского флота было известно о минных постановках Бреслау. В районе острова уже работали тральщики, очищающие акваторию от немецких мин. Но командир эсминца лейтенант Штильберг, вероятно, решил дополнительно подстраховаться и подходил к Фидониси не прямым курсом из Одессы с северо-востока, а заложил круг и зашел с юго-востока. Подстраховка в данном случае превратилась в перестраховку. Ведь расстояние между минами в заграждении было около 100 м. Шансы пройти без последствий у эсминца, имевшего ширину около 8 м, были примерно 9 к 1.

Тем не менее, в 13:30 в 2,5 милях на юго-восток от острова эсминец наскочил на мину. Заряда в 114 килограммов взрывчатого вещества оказалось достаточно для того, чтобы переломить корпус в районе первой трубы. Носовая часть мгновенно исчезла в волнах. Во время взрыва погибло 37 человек команды и пассажиров, в том числе и командир корабля лейтенант Штильберг. Кормовая же часть оставалась на плаву еще около часа и была отбуксирована подоспевшими тральщиками ближе к острову. Затонула она в 2,5 кабельтовых от Фидониси.

Первые погружения клуба “Наварекс” на затонувшее судно “Лейтенант Зацаренный” датируются августом 2002 года.

Таким образом, отправной точкой поиска недостающей части эсминца была довольно расплывчатая информация: направление от острова примерно юго-восток, дистанция – около 2,5 миль. Чтобы покрыть площадь в несколько квадратных километров эхолотом, который дает точечное измерение глубины, понадобилось бы несколько месяцев непрерывной работы. А учитывая, что ежегодная экспедиция длится около 2 недель, и половину этого времени погода не благоприятствует проведению работ, такой поиск мог растянуться на необозримое время. Поэтому мы пытались любыми способами сузить зону поисковых работ.

Первая из отрабатываемых версий получила название “Рыбаки”. Около Змеиного в былые годы велся достаточно интенсивный рыбный промысел. Поэтому логично предположить, что причиной зацепов рыбацких тралов являются рукотворные объекты. Такие инциденты влекут за собой длительный ремонт дорогих снастей, а, в некоторых случаях — даже покупку новых, поэтому капитаны сейнеров стараются как можно точнее нанести на карту опасные места. Другой вопрос, что информацией, доставшейся такой высокой ценой, они неохотно делятся даже с коллегами, не говоря уже о людях, не принадлежащих к этому узкому кругу. Немало времени и усилий понадобилось, чтобы получить координаты одной из точек с простой надписью: “торпедный аппарат”. Оказалось, что он действительно однажды “попался” в сети рыбаков в этом районе. Опасаясь возможного взрыва, они поспешили избавиться от опасного улова. К сожалению, прочесывание эхолотом этого квадрата дало нулевой результат – вероятно, координаты зацепов были обозначены неточно.

Поиск не ограничивался только эхолотной съемкой, параллельно мы пытались нащупать траекторию буксировки кормы от места взрыва к острову. Разлом корпуса пришелся на угольные ямы – отсеки, наполненные топливом для паровых установок. При буксировке угольные брикеты высыпались из разрушенных бункеров и редким пунктиром обозначили путь буксировки. Несколько таких брикетов с маркировкой уже были найдены в предыдущие годы. Они дали начало воображаемой линии, отправной точкой на которой являлась корма эсминца. И, если бы удалось продолжить ее на карте, она должна была привести к носовой части. Пловцы шли маршрутами, перпендикулярными предполагаемому пути буксировки, всё больше и больше удаляясь от кормы. На карте появлялись новые точки. По мере удаления от кормы секущие становились все длиннее, времени погружения уже не хватало для прохождения всего маршрута. Каждая новая находка требовала все больших усилий и времени.

Мы получили координаты одной из точек с надписью “торпедный аппарат”. Оказалось, что он действительно однажды “попался” в сети рыбаков. Но ничего найти не удалось.

Работы шли своим чередом, по кормовой части сняли телевизионный фильм, накапливался исторический материал по эсминцу, но поиск носа грозил тянуться еще немало лет. Прорыв в этой области принесло привлечение современной техники. Гидролокатор бокового обзора позволяет за день “осветить” такие площади морского дна, на обследование которых эхолотом ушли бы месяцы и годы. Но умный прибор принес не радость, а разочарование. Поисковые квадраты быстро заполнились штриховкой проводок ГБО. Первый квадрат пуст, второй, третий… Выяснилось, что носовая часть “Лейтенанта Зацаренного” в месте предполагаемого крушения однозначно отсутствует. Требовалось или расширять зону поиска, или нащупывать новую концепцию поисковых работ. Близился конец экспедиции, гидролокатор начал капризничать, погода испортилась. Так закончился сезон 2006 года.

В межсезонье раз за разом мы “прокручивали” все пункты наших рассуждений в поисках того пресловутого слабого звена, которое увело нас в сторону от цели. А тем временем накапливались новые и новые данные. Например, от российских коллег мы получили карту минной постановки “Бреслау”, которая оказалась несколько ближе к острову, чем наш район поиска. Этот факт послужил спусковым механизмом для разгадки тайны эсминца “Лейтенант Зацаренный”. Была высказана гипотеза, что ошибка вкралась в расчеты штурмана одного из тральщиков, принимавших участие в спасательной операции. Ведь расчеты расстояния строились на указанной в лоции высоте острова вместе с маяком. А в момент гибели “Зацаренного” маяк был разрушен до основания. Поэтому использование указанного в лоции дальномерного угла смещало точку гибели эсминца гораздо ближе к Змеиному.

На основании этих данных, была вычислена новая координата места затопления носовой части. Оставалось только проверить эти расчеты на практике. В тот исторический рейс смог пойти только президент “Наварэкса” – Александр Терещенко. Остальных задержали в городе неотложные дела. Для работы с ГБО (гидролокатор бокового обзора) нужны хотя бы два человека. Поэтому были сомнения в целесообразности этой поездки. Но координата была вычислена с такой точностью, что для обнаружения затонувшего судна хватило… эхолота.

Рассказывает автор находки: “Уже наступила ночь, пора было возвращаться на судно. Еще один “пустой” день. Но сколько их было до этого и сколько будет после.… Это обычный итог поисковой смены. Зато “закрыт” еще один квадрат на карте. Я заглушил двигатель, чтобы свернуть оборудование. Лодка мерно покачивалась на небольшой волне, эхолот продолжал оставаться включенным. Я прилег на банку выкурить сигарету и полюбоваться звездным небом. Когда спустя несколько минут я потянулся к выключателю эхолота, по экрану прибора ползла ломаная кривая. Это и оказалась такая долгожданная носовая часть “Зацаренного”.

И вот, наконец, мы впервые погружаемся на объект, к которому шли 5 долгих лет. Носовая часть эскадренного миноносца “Лейтенант Зацаренный” лежит на глубине 36,5 метров на илисто-ракушечном дне правым бортом вверх. Левый борт глубоко ушел в грунт. Бортовая обшивка сохранилась крайне неравномерно, многие ее листы полностью “истаяли” в морской воде за прошедшие со времени катастрофы 90 лет. Благодаря этому, почти все отсеки корабля открыты для обзора. В кубриках носовой части в свободное от вахты время отдыхало около трети экипажа эсминца. А во время вахты кочегары непрерывно подбрасывали уголь в ненасытные огнедышащие зевы топок носовой кочегарки. Запасы брикета хранились в угольных ямах, опоясывающих корпус судна по периферии. Часть угля при кораблекрушении высыпалась и лежит на дне, как бы в подтверждение одной из наших гипотез. Другую иллюстрирует отсутствующий на носовой части торпедный аппарат (он был обнаружен значительно позднее – экспедицией 2009 года – южнее острова там, где его сбросили рыбаки, обрезавшие трал вместе с взрывоопасной находкой, точащий из дна, как недокуренная сигара).

Единственная недоступная для проникновения часть судна – ходовая рубка. Люк, ведущий в рубку, находился по левому борту и сейчас погружен в грунт. Судя по сломанным стойкам штурвала и машинного телеграфа, расположенным на ходовом мостике, носовая часть погружалась килем вверх. Вероятно, причиной переворота послужило тяжелое (около 10 тонн) 120-миллиметровое орудие, находящееся на палубе. После удара о дно крышей рубки судно перевалилось на борт и заняло то положение, в котором находится и по сей день.

“Лейтенант Зацаренный”, наверное, имеет в запасе еще немалое количество сюрпризов. Но некоторые моменты гибели, поиска и обнаружения носовой части эсминца связаны с поразительными совпадениями. В таких случаях обычно разводят руками и говорят: “Мистика!”.

Рассказывает Александр Терещенко: “Спустя некоторое время после находки, просматривая видеоматериалы, я обратил внимание на дату, пропечатанную в углу кадра. Вышел на поиск я вечером 16 июня. А нос обнаружил уже после полуночи. 17 июня исполнилось ровно 90 лет со дня гибели эсминца, и, возможно, как раз в этот час он выходил из Одесского порта или, по крайней мере, разводил пары, готовясь к походу на Змеиный. А на кадре разведочного погружения, когда один из моих коллег оставляет в носовой кочегарке бутылку “белой” в память о погибших моряках, стоит время 13 часов 30 минут. То есть, впервые мы увидели носовую часть “Зацаренного” не только в день, но даже в час гибели судна”. (Наблюдается некоторая путаница в стилях летоисчисления. Но если подходить к вопросу без излишнего формализма, то можно говорить о совпадении чисел).

Многие моменты гибели, поиска и обнаружения эсминца связаны с поразительными совпадениями. В таких случаях обычно разводят руками — мистика, не иначе.

Точка гибели судна тоже наводит на размышления. Некоторые современные ученые-историки считают, что Черное море и остров Змеиный являются местом действия многих древнегреческих мифов и легенд. Так, греки считали, что где-то здесь должна была протекать легендарная река Стикс, разделявшая царства живых и мертвых. Кстати, это согласуется с данными геологии и географии – несколько десятков тысяч лет назад уровень моря был примерно на 30 м ниже, чем сейчас. Тогда Змеиный еще не был островом, а древние Дунай, Днестр и Днепр впадали в море на 40 – 50 км дальше современной береговой черты. Если изучить карту глубин около Змеиного, то станет виден изгиб исполинского желоба – бывшей речной долины – делающего петлю вокруг острова. Поразительно то, что носовая часть “Лейтенанта Зацаренного”, люди на которой погибли в момент подрыва на мине, лежит на одном берегу древней реки, а корма, на которой оставалась большая часть экипажа,-  оказалась на другом. То есть, русло исчезнувшего потока разделило экипаж эсминца на живых и мертвых! Так может быть, легенда о Стиксе имеет под собой реальную основу?

Эсминцу суждено было погибнуть первым, чтобы пережить своих более “удачливых” собратьев и свою историческую эпоху.

Серия эсминцев, названных в честь героев крымской войны, была спущена на воду в Николаеве в 1907 году. Служба этих кораблей оказалась недолгой: “Лейтенант Зацаренный” погиб первым, подорвавшись на мине в 1917 году, “Лейтенант Шестаков” и “Капитан-лейтенант Баранов” в 1918 году были затоплены у Новороссийска, а “Лейтенант Пущин” в 1920 году был уведен Врангелем в Бизерту. Первые два были подняты в первые годы Советской власти и порезаны на металлолом. Та же участь постигла и “Лейтенанта Пущина” и еще десятки миноносцев класса “Доброволец”, массово строившиеся в России перед Первой мировой войной. На память о целой флотилии боевых кораблей остались лишь несколько черно-белых фотографий да стопка пыльных документов в архиве. А единственным эсминцем того времени, который мы – потомки – можем увидеть и пощупать руками, стал “невезучий” “Лейтенант Зацаренный”. История любит такие парадоксы. Эсминцу суждено было погибнуть первым, чтобы пережить своих более “удачливых” собратьев и свою историческую эпоху.

Спустя чуть менее века после гибели, “Лейтенант Зацаренный” вернулся к людям, чтобы поделиться своей тайной и снова ушел в историю, став памятником, частью подводного музея острова Змеиный. Но летопись поиска на этом не заканчивается, просто мы переворачиваем очередную страницу. А что будет на следующих – казацкая бригантина, старинный пароход или греческая галера даже и загадывать не стоит. Ответ на этот вопрос в свое время подскажет сам остров. Если, конечно, Вы умеете слушать. Слушать ветер, прибой и шелест песчинок. Песчинок в песочных часах времени. Времени, которое пишется с большой буквы.

Подводно-археологическая экспедиция “НАВАРЕКС”.

Теги:

Читайте также

ИТОГИ 2017: ЗНАЧИМЫЕ СОБЫТИЯ В ТРАНСПОРТНОЙ ИНДУСТРИИ И МОРСКОЙ ОТРАСЛИ УКРАИНЫ
ИТОГИ 2017: ЗНАЧИМЫЕ СОБЫТИЯ В ТРАНСПОРТНОЙ ИНДУСТРИИ И МОРСКОЙ ОТРАСЛИ УКРАИНЫ

Декабрь – месяц, в который принято подводить итоги и очерчивать перспективы на будущий год. Следуя традициям, журнал «Судоходство» провел собственный анализ и выбрал наиболее значимые…

ТИС и РИСОЙЛ жестко прокомментировали экологический «бум»!?
ТИС и РИСОЙЛ жестко прокомментировали экологический «бум»!?

После распоряжения президента Украины Владимира Зеленского о приостановлении деятельности экологической инспекции в морских портах тема превышения полномочий экологов вызвала широкий резонанс, в том числе и…

Комментарии